Ораи
А у меня не все дома, да и дома то нет. А может, он есть, но сломан, а поломка где-то во мне.
Аколо ждал и ждал, до боли в руках сжимая деревянного рыцаря и борясь с подступающими слезами, но дверь детской оставалась закрытой. Все забыли о нем. Родители, сестры, даже кормилица. Снизу весь день раздавался шум. Под вечер он стал особенно силен, кто-то ходил и топал за дверью детской, но дверь так и не открылась. Аколо ждал пока бурчание пустого желудка не стало совсем громким и только когда в комнате начало темнеть и никто не пришел разжечь камин, решился нарушить материнский запрет и выйти. Он подвинул к двери тяжелый резной стул и взобрался на него, чтобы добраться до ручки. Дверь приоткрылась с легким скрипом и уперлась в какое-то препятствие с той стороны. Аколо просунул голову в щель и замер. Графиня Лена лежала у дверей детской с перерезанным горлом. Слезы, сдерживаемые целый день, внезапно хлынули из него потоком, когда он бросился к телу матери, уткнулся лицом ей в бок и сжал обеми руками знакомо пахнущие складки платья.
Он долго плакал, но в конце концов поднялся и пошел дальше. Его отец и старшие сестры должны были быть где-то здесь.
Близняшек он нашел в гостиной. Леда и Натия, неразлучные в жизни, остались неразлучными в смерти. Их наполовину обгоревшие тела лежали в огромном камине, перед которым вся семья любила собираться в зимние месяцы.
Чем ниже Аколо спускался, тем больше находил тел. Коридоры второго этажа были заполнены мертвыми слугами. На лицах у многих застыло выражение ужаса. Слезы почти кончилиь, теперь мальчик только тихонько всхлипывал, пробираясь сквозь вымершее поместье. Оставалась еще надежда, что он найдет живым своего отца. С ней он подошел к лестнице на первый этаж. И увидел.
Посреди холла, перед залитой кровью мраморной лестницей стоял один-единственный человек. Босой и оборванный с одним только каменным ножом в руке. У его ног распластался безжизненный граф Аро, рапира выпала из его руки. Аколо зажал себе рот обеими руками, что не закричать, потому что у человека не было лица. Ни носа, ни губ, ни ушей. Черные камни распирали окровавленные глазницы. Единственный рыдающий звук вырвался из груди мальчика.
Страшный человек поднял голову, посмотрел на Аколо своими черными каменными глазами. И улыбнулся без губ, делая шаг навстречу.

@темы: фанфики